библиотека для детей Ларец сказок

Сказки про Марфушу, Соломенную шляпку, Ангела Сяву, Пуганко и Невезуху

Соломенная шляпка

Однажды мама привезла Марфуше из Малых Блинов соломенную шляпку. Голову от солнца прикрывать. Уже конец мая был, вот мама и позаботилась.
Надела Марфуша соломенную шляпку, вышла на улицу. Но только с крылечка шагнула, как солнышко за тучу спряталось, дождь начался.
Вернулась Марфуша домой, сняла шляпку, посмотрела в окно, видит – дождь кончился.
Обрадовалась Марфуша, надела шляпку, вышла на улицу. Но только с крылечка шагнула, как снова солнышко за тучу спряталось, снова дождь пошел.
«Да, – взгрустнула Марфуша, – не гулять мне сегодня на улице».
Вернулась домой, вышла на балкон. Свежим-то воздухом всё равно подышать надо. Стоит на балконе, дождиком любуется. А дождик хороший: ласковый, нежный, теплый. На балкон не капает.
Сняла Марфуша шляпку. И в тот же миг дождь прекратился. Надела Марфуша шляпку – дождь продолжился.
«Ага! – сообразила Марфуша. Значит, шляпка не простая, а дождевызывательная!»
Спрятала шляпку в шкаф и ушла гулять без неё.
Через неделю дедушка из деревни звонит:
– Марфуша, внученька, что ж ты шляпку не надеваешь? У нас в огороде все сохнет. Надень на полчасика!..
Надела Марфуша соломенную шляпку – и над Малыми Блинами тут же дождь начался.
Слухи быстро распространяются. Через несколько дней о Марфушиной шляпке уже весь город знал. Мэр стал Марфуше звонить, губернатор. То в одном месте просят дождь вызвать, то в другом.
Немного времени прошло, вызвал к себе Марфушу президент страны. Вызвал и говорит:
– Извини, Марфуша, что побеспокоил. Но лето нынче уж больно жаркое, во многих краях леса горят. Если там в ближайшее время дождей не будет, Россия может без леса остаться. Выручай!..
Спасла Марфуша родную страну от лесных пожаров, а ей уже председатель Организации Объединенных Наций звонит.
– Марфуша, – просит, – помоги Африке. Там все реки, озера пересохли, животные от жажды страдают. Хоть на денечек устрой дождик над всем континентом!
– Африка далеко, – озаботилась Марфуша. – Не знаю, получится ли.
– А я за тобой специальный самолет пошлю!
– Ну ладно, – согласилась Марфуша. – Присылайте!
Всё лето Марфуша на том самолете с континента на континент, из страны в страну летала, никому не отказывала. То в Индию летит, то в Австралию, то в Египет, а то в Саудовскую Аравию. Всем дождик нужен, всем без дождика плохо.
Оглянуться не успела – каникулы кончились. А вместе с ними – жара.
В последний день лета наградили Марфушу орденом Дружбы Народов.
Только о награде своей Марфуша никому не рассказывает. Стесняется. А когда у неё интервью берут, всегда говорит:
– Дело не во мне, дело в шляпке…

Ангел Сява

В воскресенье Марфуша всегда делает уборку. Так и в этот выходной было. Мама с папой ушли на рынок, а Марфуша взялась за тряпку, протереть от пыли книжные полки.
И тут в открытое окно, хлопая белыми крыльями, влетел златокудрый мальчишка. Он так спешил, что запыхался.
– Не делай этого! – вскричал он.
– Что не делать? – не поняла Марфуша.
– Не протирай полки!
– Почему?
– Потому что ты получишь занозу.
– Да? – растерялась Марфуша.
– Да, – подтвердил странный гость и представился. – Сява, будущий ангел-хранитель.
– Почему будущий?
– Потому что пока я учусь. Будь добра, отдай мне тряпку!
Марфуша отдала Сяве тряпку, и он протёр полки, умудрившись при этом получить занозу, после чего ему пришлось вытаскивать её из пальца зубами.
– Хочешь чаю? – предложила Марфуша, когда заноза была вынута.
– Спасибо! Это очень возвышенно с твоей стороны!
Марфуша поставила чайник на плиту и взяла зажигалку.
– Нет! – прошептал Сява. – Это опасно. Электрические разряды. Газ… Ты получишь ожог.
Он забрал у Марфуши зажигалку и выбросил её в мусорное ведро.
– Она сломалась? – догадалась Марфуша. – Ну, ничего! У нас спички есть!
– Сумасшедшая! – побледнел ангел. – Разве ты не знаешь, что большинство пожаров возникает из-за неосторожного обращения со спичками! Даже в руки их не бери! Лучше попьём простой водички.
– Как хочешь.
Марфуша налила в чашки водички, достала батон, масло и варенье.
– Ты ешь белый хлеб с маслом и вареньем? – ужаснулся Сява. – Никогда больше этого не делай! От белого хлеба полнеют, от масла толстеют, а от варенья жиреют.
– Странный ты какой-то, – сказала Марфуша, убирая масло в холодильник, а батон в хлебницу. – То нельзя, это нельзя.
– Я не странный, я ответственный, – пояснил Сява. – С сегодняшнего дня я отвечаю за твою жизнь.
– А до тебя за меня кто отвечал?
– Никто. Случилась редкая ошибка. Я обнаружил её, когда проходил практику в канцелярии, наводил порядок со списками опекаемых. Так вот, тебя в этих списках почему – то не оказалось! Просто удивительно, как ты смогла дожить до такого возраста! И я помчался сюда. Пока тебе не пришлют постоянного хранителя, опекать тебя буду я.
– Что, и в школу со мной ходить будешь?
– Непременно. Больше ты не получишь ни одной двойки…
– Я и так не получаю.
– Больше ты ни разу не споткнёшься, ни на одной лестнице…
– Я и так не спотыкаюсь.
– Больше тебя не толкнёт ни один мальчишка…
– А меня и так никто не толкает.
Сява хлопнул глазами и, отпив из чашки воды, сказал:
– Не может быть, чтобы с тобой ни разу в жизни не происходило никаких неприятностей!
– Происходило, – ответила Марфуша. – Так неприятности у каждого человека случаются. Извини, мне надо мыть пол.
– Ни в коем случае! – снова встревожился Сява. – Ты ещё маленькая. Застудишь руки в холодной воде. Стукнешься о край стола головой, надышишься под кроватью пыли и расчихаешься. Пол вымою я.
– Как хочешь.
Взяла Марфуша книжку и устроилась на диване. А Сява принялся мыть пол. Пока мыл, головой о край стола стукнулся, руки застудил, пыли под кроватью надышался, и чихать начал.
– Вот видишь, – улыбнулась Марфуша. – А все потому, что полы мыть не умеешь. Во-первых, воду в ведро нужно набирать тёплую. Во – вторых, для сбора пыли существует пылесос. Так что залезать под кровать совсем не требуется. А зачем тебе понадобилось разгибаться, не выбравшись из-под стола?.. Сам себя сохранить не можешь, а меня охранять прилетел.
В это мгновение в окно вплыло белое облако и зависло посередине комнаты. Из облака вышел шестикрылый серафим.
– Сява, что случилось? Почему ты здесь? Ничего из твоей записки не понял.
– Я обнаружил, что у этой девочки нет ангела-хранителя, – ответил Сава, показывая на Марфушу. – И сразу отправился сюда. Она могла погибнуть!
– Сява, голубчик, – улыбнулся серафим. – Не всем людям нужны постоянные ангелы – хранители. Просто вы этого ещё не проходили. Есть люди, которые в состоянии позаботиться о себе сами. Марфуша как раз такой человек. Пошли, дорогой! Извини, Марфуша!
– Ничего, ничего…
Серафим шагнул в облако.
Сява посмотрел на Марфушу, буркнул «Извини!» и, понурив голову, исчез вслед за серафимом. Облако медленно вылетело в окно.
«Что-то я растерялась, – подумала Марфуша. – Надо было на экскурсию в Рай напроситься».
Пол Сява вымыл неумело. Марфуша пропылесосила под диваном и кроватью, прошлась мокрой тряпкой по сухим местам.
Затем достала из мусорного ведра зажигалку, вымыла руки и напилась чаю с белым хлебом, маслом и вареньем.
Что-что, а полнота ей совсем не грозила.

Пуганко

Как-то в воскресенье поехала Марфуша в гости к бабушке. Не к той, что живёт в деревне, а к той, которая на окраине города. Вышла на конечной остановке из троллейбуса, дошла до конца улицы, открыла калитку. Приласкала Трезора и вошла в избу.
А бабушки дома нет. Ушла куда-то.
Делать нечего, надо ждать. Забралась Марфуша на полати, легла на спину, заложила руки за голову и принялась разглядывать сучки на потолке.
Вдруг слышит, кто-то где-то постукивает и поскрипывает. А кто – непонятно, где – тоже.
«Пугаться или не пугаться? – думает Марфуша. – Бабушки-то дома нет! А с другой стороны, за окном день, и Трезор не лает. Нет, не буду пугаться!»
И лежит себе дальше.
Тут постукивание-посрипывание прекратилось, началось завывание, сначала тихохонько так, жалостливо, а потом все громче, сердитее.
«Всё равно не буду пугаться! – думает Марфуша. – Ещё чего. На улице день, и Трезор не лает! Вот возьму и посмотрю, кто это!»
Зажгла свечку и спустилась в подпол. Видит, под нижним бревном избы сидит то ли кукла, то ли кто, и сердито так на неё смотрит.
– Ты кто такой? – спрашивает Марфуша.
– Пуганко.
– Людей, что ли, пугаешь?
– Ну, пугаю.
– А чего меня напугать хотел?
– А может, ты мне понравилась! – отвечает Пуганко. – Вот и решил попугать. Чтобы тебе после моих страхов жизнь в радость казалась.
– А чего тогда я не напугалась?
– Сама виновата. Захотела бы, дак напугалась бы.
– А зачем тебе других-то пугать надо?
– Дак меня для того и сделали. Мужик, который этот дом строил, жадный оказался, с плотниками плохо расплатился, вот они меня ему и подсунули.
– Так ты и бабушку пугал?
– Шутковал, конечно, не без этого. Но зато она теперь вон какая смелющая! А вообще-то я её люблю. И с Трезором мы дружим. Он мне все мировые новости рассказывает. Кто кого на забор загнал, кто кого укусил, кто у кого кость стащил. Без него мне бы совсем скучно было. Эх, мне бы в фильмах ужасов сниматься!..
– Хочешь, помогу на студию попасть? – говорит Марфуша. – А то у тебя и в самом деле вид какой-то не очень здоровый,
– Страх как хочу!
– В посылку не забоишься лечь?
– Чтоб я да пугался!..
Забрался Пуганко в Марфушину сумку. Отнесла Марфуша его на почту и отправила заказной бандеролью на центральную студию фильмов ужасов.
И года не прошло, снялся Пуганко в нескольких сериалах. Правда, за кадром. Но всё равно фильмы получились зловещие, жуткие, страшные.
Одна Марфуша фильмов ничуть не боялась. Потому что знала, всё это Пуганко специально придумал. Чтобы потом зрителям жизнь в радость казалась. И, выбрав момент, переключала телевизор на мультики.
Папа с мамой переводили дух и удалялись на кухню пить чай. А напившись чаю с вареньем, окончательно приходили в себя и становились такими смелыми, что без всякого страха хлопали на потолке комаров и ложились спать с открытой форточкой.

Творческий подход

Однажды Светлана Михайловна принесла на урок литературы детского писателя-сказочника. На вид сказочнику было лет пять. Глаза у него были умные и все-все понимающие. По классу прошёлся шепоток:
– Настоящий детский писатель!.. Всамделишный!.. Без обмана!..
Светлана Михайловна поставила писателя на стул, и он принялся читать свои сказки. Сказки были такие же забавные, как он сам. Урок прошёл весело. В самом конце детский писатель шмыгнул носом и спросил:
– Вопросы есть?
Есть! – подняла руку Марфуша. – Скажите, как это у вас получается? Вот я так ничего необычного не могу придумать!
– Главное – творческий подход! – поднял пальчик писатель. – Вот, например, чулан! Казалось бы, совершенно нетворческая вещь! Но если вдуматься...
Тут прозвенел звонок, и он прекратил дозволенные речи. Потому что в кабинет вошла завуч Венера Марсовна, взяла его на руки и понесла в другой класс, приговаривая:
– Ух, ты какой холосонький!.. Ух, ты какой умненький!..
– А это тебе за вопрос! – успел крикнуть писатель из-за плеча Венеры Марсовны, и Марфуша увидела, как на парте перед ней сама собой неизвестно откуда появилась коробка. На коробке было написано:

«Краски волшебные одноразовые. Срок годности…»

Дома Марфуша долго рассматривала чуланчик, не понимая, как можно подойти к нему творчески. Чуланчик был небольшой, весь заставленный разными вещами. Ремонт здесь ещё не делали, у папы до чулана руки не доходили.
«А может, мне его разукрасить? – подумала Марфуша. – Будет красиво! Может, творческий подход – это когда человек делает все красиво, с любовью?..»
Она позвонила папе.
– Пап, можно я чуланчик разукрашу?
– Можно, – разрешил папа. – Только паука не обижай, он там давно живёт.
Марфуша вынесли из чуланчика вещи, поставила к дальней стене лестницу, достала из портфеля краски и принялась за работу. По стене уже бегал паучок, не зная, куда спрятаться.
Марфуша нарисовала ему в углу под паутиной избушку. Благодарный паучок скрылся в ней, задёрнул на окнах занавески и затих.
Марфуша нарисовала синее небо с облаками, а ниже горы и степи, на которых паслись лошади и овцы.
Одну боковую стену она превратила в летний лес с речкой, пшеничными полями, солнышком и косогором с клубникой. На другой стене Марфуша нарисовала зимний ночной лес с жёлтой луной и яркими звёздами.
В чуланчике запахло лесными травами и цветами, свежим морозцем и тёплым летним денёчком. Вдоль стен запорхали бабочки.
– Чудеса! – ахнула мама, вернувшись с работы и заглянув в чулан. – Хоть экскурсии устраивай!
– Отличная идея, – сказал папа. – Мы на этом кучу денег заработаем!
Мама с Марфушей взяли корзинки и ушли в летний лес по грибы по ягоды, а предприимчивый папа побежал давать объявления в газеты об экскурсиях.
Через несколько дней, прослышав о чудесном чулане, в гости зачастили родственники, друзья и знакомые. С родственников и друзей денег не берут, и Марфуша их пропускала бесплатно. Платных посетителей почему-то не было, хотя цену папа установил минимальную – улыбку за вход.
С летней стены чуланчика то и дело вылетали птицы, выбегала разная лесная живность: зайцы, лисицы, ёжики, барсуки. Марфуша загоняла их назад веником. А птиц выпускала в окна – пусть летят куда хотят.
Как-то раз вышел из зимнего леса одинокий волк. Марфуша угостила его морковной запеканкой. Волк съел запеканку, погрелся у батареи и убежал назад в зиму по своим волчьим делам.
Мамины и папины сослуживцы отправлялись в леса на выходные целыми семьями. В зимних костюмах с лыжами шли в зимний лес, в лёгких футболках, с рюкзаками и удочками – в летний. Ушла в дальнюю стену покорять горную вершину группа альпинистов, с которыми папа когда-то ходил в походы. Папа рвался идти с ними, но мама сказала:
– Хватит! Находился уже! Лучше утюг отремонтируй!
И папа остался ремонтировать утюг и вздыхать и чём-то своём.
Через несколько дней Марфуша заметила альпинистов, карабкающимися по отвесной скале вверх.
Явился инспектировать ванную важный чиновник. Осмотрев стены чуланчика, он спросил:
– А разрешение у вас есть?
– А это частная собственность! – ответила сообразительная Марфуша. – И денег мы не берём!
Чиновник раскрыл папку с бумагами, пошебуршал ими и вздохнул:
– Жаль! А то бы я вас оштрафовал!
Марфуша наградила его улыбкой, и инспектор ушёл, счастливый и довольный, что не нашёл у Марфуши никаких нарушений.
Через три месяца срок волшебства красок истёк, и стены перестали впускать в себя всех желающих. Но картины на них остались.
Весной Марфуша получила из художественной галереи открытку с просьбой прислать им необычный чулан на выставку современных народных промыслов.
Папа обещал подумать.

Доля и Недоля

Ночью Марфуша спит. Так положено. Но иногда просыпается. Вот раз проснулась посреди ночи, видит, тянется с кухни в коридор слабенькая полоска света.
«Гости приехали!» – обрадовалась Марфуша. Когда гости, на столе всегда много вкусненького.
Выбралась из-под одеяла, прошла на кухню. Мимо родительской спальни. А мама с папой спят. Странно ей это показалось. Значит, не гости на кухне. Тогда кто?
Осторожно выглянула из-за угла, а там… На плите чайник стоит, на столе свечка горит, рядом со столом на табуретках две женщины с прялками сидят. Одна в светлой одежде светлую нить прядёт, другая в тёмной одежде – тёмную. И негромко так друг с дружкой переговариваются.
– Славная девочка эта Марфуша, – говорит женщина в светлом. – Умная, любознательная, трудолюбивая.
– И ничего тут славного нет! – отвечает ей женщина в тёмном. – Всюду свой нос суёт, всюду лезет, до всего ей дело есть, вот и попадает во всякие истории. Сидела бы дома, так мне бы и узелки завязывать не пришлось!
– Вечно ты, Недоля, чем-нибудь недовольна, – говорит женщина в светлом. – Скучно же дома сидеть. Лучше скажи мне, какие неприятности Марфушу на этой неделе ждут. Уже четвёртый узелок завязываешь. Не многовато ли для маленькой девочки?
– Это, Доля, не твоего ума дело, – отвечает Недоля, – Сколько сам себе человек неприятностей заготовит, столько и получит. – А ждут твою любимицу на этой неделе порванное платье, больной зуб и пропавший дневник. Ещё она пожадничает, съест три порции мороженого и три дня без голоса будет.
– Что ж, не самые большие неприятности, – говорит Доля. – Кажется, чай готов. Будем чаевничать?
– Давно пора, – бурчит Недоля и прялку с шерстью на пол ставит.
Тут веретено с тёмной нитью в Марфушину сторону откатилось.
Протянула Марфуша руку, взяла веретено и развязала узелки с неприятностями. А Доля с Недолей за приготовлением чая ничего и не заметили.
Утром Марфуша проснулась в замечательном настроении.
В школе две пятёрки получила, после школы по теневой стороне улицы без приключений прогулялась, с мальчишками во дворе в футбол поиграла, а вечером три порции мороженого съела и даже не поперхнулась. Целую неделю жила припеваючи.
А в ночь с четверга на пятницу разбудила её посреди ночи Недоля и спрашивает:
– Ты пошто мои узелки развязала?
В комнате темно, тихо. Только луна в окно светит. Марфуша одеяло по самые глаза натянула и отвечает шепотом:
– Так ведь хочется же без неприятностей жить!
– Мало ли что хочется, – говорит Недоля. – У каждого человека в жизни своя доля неприятностей имеется. И надо уметь их принимать достойно. Того, что на роду написано, еще никому избежать не удавалось. Вот ты четыре маленьких узелка развязала, а я тебе за это большой узел завяжу. Чтобы не своевольничала.
– А, может, не надо мне большой узел завязывать, – просит Марфуша. – Я ведь хорошая.
– Надо, девочка, надо. Доля у тебя такая, жизнь прожить с приключениями.
– Хоть скажите, что за узел такой?
– Придёт время, узнаешь, – усмехнулась Недоля, отступила в тёмный угол комнаты и исчезла.
И через неделю случилось с Марфушей такое!..
Но об этом чуть ниже.

Невезуха

У каждого человека в жизни случаются черные дни, когда все из рук валится, во всех делах не везёт и жизнь не в радость.
Однажды наступили такие денёчки и у Марфуши. Открыла она дверь, не посмотрев в глазок, и видит, стоит у порога женщина маленького роста, в рваной кофте, мятой юбке, стоптанных башмаках, чумазая-пречумазая.
Улыбнулась незнакомка Марфуше беззубым ртом и говорит:
– Это ты, что ли, Марфуша будешь?
– Ну, я, – отвечает Марфуша. – А вы кто?
– Я твоя гостья.
И прошла мимо Марфуши на кухню.
«Ничего себе гостья!» – растерялась Марфуша.
А та уже из холодильника банку с вареньем достаёт. Даже спросить не подумала, можно ли, нет ли.
– Вы почему это себя так ведёте? – возмутилась Марфуша. – Тут всё-таки не ваш дом, чтобы так вот, как вы.
А незнакомка взяла и выпустила банку из рук. Банка вдребезги – только варенье по кухне разлетелось.
– Теперь мой! – смеётся незваная гостья. – Да ты что, не признала меня, что ли? Я ведь какой была, такой и осталась. Это ты выросла. Помнишь, мы с тобой в детском садике в младшей группе дружили? Невезуха я!
И прошла в комнату.
«Вот влипла-то! – расстроилась Марфуша. – И зачем я ей только дверь открыла?»
Но что сделано – того не воротишь.
Взяла Марфуша совок, веник, ведро с тряпкой, принялась на кухне порядок наводить. Пока убирала – палец порезала. Пока палец перебинтовывала, в комнате телевизор задымился. Пришлось электричество отключать. Хорошо, хоть без пожара обошлось.
А Невезуха прямо в башмаках на диване лежит и песенку поёт:

Ой, да невезучая я.
Ой, да нехорошая я.
Ой, да неприглядная я.
Ой, да одна беда от меня.
А-а-а…

– Нескладно поёшь, – говорит Марфуша.
– Может, и нескладно, – отвечает Невезуха. – А только двойку по пению завтра ты получишь.
– Да у меня двоек по пению в жизни не было!
– Не было, так будут!
– Не хочу двойку!
– Вот и славно! – улыбается Невезуха. – Если бы хотела, мне бы радости мало было.
– Да тебя такую и в школу-то не пустят, – говорит Марфуша.
– А я для других невидимая! – смеётся Невезуха. – Меня и родители твои не заметят, а о дежурных и говорить нечего.
И точно. Папа с мамой Невезуху за весь вечер ни разу не увидели. А разбитую банку варенья, сгоревший телевизор и палец забинтованный так сразу заметили.
Ох, и влетело Марфуше. Как будто это она во всем виновата.
Всю ночь Марфуша не спала, думала, что делать. И придумала. Растолкала с утра пораньше гостью и говорит:
– Хочу в школу опоздать!
– Ещё чего! – ухмыляется Невезуха. – Придёшь вовремя.
– Хочу сегодня двойки по всем предметам получить, а по пению единицу!
– Фигушки! – отвечает Невезуха. – По всем предметам пятёрки получишь!
– Хочу под машину попасть!
Тут Невезуха глазами захлопала:
– Да ты с ума сошла что ли? Какая тебе радость от этого?
– А такая, – улыбается Марфуша. – Я теперь от всех бед и несчастий буду удовольствие вместе с тобой получать.
– Вот глупая! – рассердилась Невезуха. – Да ты плакать должна, что я у тебя объявилась!
– Вот ещё! – говорит Марфуша. – Ты такая славненькая! Ты от меня, пожалуйста, не уходи! Я к тебе привыкла.
– А вчера так другое говорила.
– Так ведь утро вечера мудренее.
– Точно, с ума сошла!
– Сошла, сошла! – соглашается Марфуша. – Хочу в сумасшедший дом!
Невезуха на Марфушу посмотрела, посмотрела, под мышкой почесала, пятку поскребла и говорит:
– Знаешь, что, лучше я к другой девочке пойду. Что-то ты мне совсем разонравилась.
– Не уходи! – плачет Марфуша.
– Нет, уйду! – ухмыляется Невезуха. – Думаешь, всю жизнь всё по-твоему будет? Нетушки!
– Да как же я без тебя-то? – говорит Марфуша и платочек к глазам прикладывает.
А вот так! – говорит Невезуха. – Бедствовать будешь! Узнаешь, почём фунт лиха! Ишь, привыкла к везению!..
И дверью хлопнула.
Только её Марфуша и видела.


Вот и сказке Сказки про Марфушу, Соломенную шляпку, Ангела Сяву, Пуганко и Невезуху конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 107 0

Отзывы

Читать также Украинские сказки: Бедняк и смерть
Бородка
Ведьмы на Лысой горе
Видимо и Невидимо
Волк, собака и кот
Читать также Белорусские сказки: Алёнка
Андрей всех мудрей
Бабка-шептуха
Былинка и воробей
Вдовий сын
понравилась сказка?
0 107 Вверх